ИсторияНовостиВыставкиКачествоСнабжениеКарьераПартнерыРегулируемые виды деятельности

История

Цепной промысел в Нижегородской губернии в XIX - начале ХХ века.

Дореволюционное цепное производство в Нижегородской губернии занимало по количеству вырабатываемой продукции первое место в России. Специализация  - якорные цепи на баржи и пароходы. На этом рынке нижегородские цепи практически не имели конкурентов.

Выработкой цепей в Нижегородской губернии были в основном заняты две округи - Безводнинская Нижегородского уезда и Краснораменская Семеновского уезда. Обе расположены на волжских берегах друг напротив друга.

Основной причиной развития кузнечных промыслов в Нижегородской губернии стала бедность местных почв и невозможность крестьянам заработать на прокорм своих семей одним земледелием. Владелец Краснораменской округи, помещик князь Черкасский в начале XIX века немало способствовал развитию кустарных кузниц, желая увеличить сборы оброка со своих крестьян. Он привозил мастеров, давал в долг деньги на обзаведение кузницами и насадил в основном гвоздеделательный промысел. Из-за легкости доставки в эту местность по Волге железа и угля дело прижилось, а затухать стало только, когда в начале 1870-х годов фабричный гвоздь стал теснить своим качеством гвоздь кустарный. Мастера кузнечного ремесла  переквалифицировались на другие изделия, в том числе, на цепи, руководствуясь спросом. Согласно исследованию М. А. Плотникова, относящегося к 1896 году, в цепное производство на Красной Рамени в основном вовлечены кузнецы Зименок, Селища и Межуек. По его же данным, основоположником цепного промысла на семеновском берегу Волги можно считать крестьянина Г. А. Таранкова.

5711_21
Безводнинская округа производила цепи с 1840-х годов. Исследователь промысла господин Ягодинский уже в 1875 году насчитал там 12 действующих кузниц с годовым производством цепей на 15 тысяч рублей. В итоге общее количество нижегородских кустарей-цепников в конце XIX века достигло 900 человек, но большая часть из них работала в Краснораменской округе.

Механизм промысла был прост: кустарь-производитель получал металл от хозяина-раздатчика, который забирал уже готовую продукцию и находил ей сбыт. Иногда в этой цепочке появлялся и нижегородский купец-железоторговец, у которого брал сырье в кредит раздатчик. В таком случае, именно купец искал сбыт продукции и получал основной барыш. В конце XIX века некоторые раздатчики из числа тех, кто занимался поставками цепей конечному потребителю, сумели сколотить капиталы и выбились в "тысячники", то есть сильно разбогатели.

Так как главное в цепи - это ее прочность, приволжские кузнецы во избежание убытков и претензий проводили испытание своих цепей. Происходило это самым незамысловатым образом: цепь привязывали к углу большой крепкой избы и натягивали при помощи рычага или лошадей. Выдерживала натяжение - шла в продажу, как проверенная. Разумеется, такие испытания не гарантировали безаварийность судовладельцам, а частые происшествия с многотысячными убытками заставляли кустарей еще более серьезно подходить к качеству продукции.  

Первый цепепробный пресс был приобретен безводнинским коммерсантом А. И. Сучковым еще в 1870-х годах. Это было примитивное сооружение, не имевшее никаких сертификатов. Позднее такие прессы получили распространение и в Краснораменской округе. Однако все эти приспособления не могли отвечать требованиям современной техники и стремительно растущего судоходства. Кустарные цепи оказались невостребованы российским морским торговым и военным флотами, которых продолжали обеспечивать английские цепеделательные заводы.

Сложившаяся в этой сфере ситуация требовала основания в Нижегородской губернии цепепробной станции, которая была бы аккредитована европейскими классификационными и сертификационными обществами, а также признана Российским Правительством. В 1902 году заводчик Лука Лукич Зотов, имея под Нижним Новгородом в селе Ратманиха собственный цепной завод, запустил единственную в России цепепробную станцию с современным европейским оборудованием и всеми необходимыми мировыми сертификатами. Нижегородские цепи, получившие клеймо этой станции, очень быстро нашли вход на рынок морского судостроения, попадая на Каспийское и Черные моря. В начале ХХ века местная продукция стала конкурировать с произведенной на казенном Ижорском заводе, специализирующемся именно на морских цепях.

Благодаря зотовской станции рост количества кустарей-цепников в период с 1903 года по 1912 год составил 74%, так как продукция частного кузнеца, прошедшая испытания и получившая заветное клеймо, гарантированно находила сбыт. При этом кустарь встретил серьезного конкурента в лице завода Луки Зотова - покупатель все больше предпочитал машинную ковку ручной. После 1912 года количество кустарей-цепников неуклонно падало, а зотовское производство занимало все большую часть рынка.

Подготовлено по материалам книги Михаила Васильевича Савельева "Металлические промыслы Нижегородской губернии", типография "Нижегородское Печатное дело", 1916 год.
 

Завод и цепепробная станция Луки Зотова.

6
1 
Основатель «Завода Красный Якорь» (до революции – "Акционерное общество Смеловских цепного и якорного завода и испытательной станции") Лука Лукич Зотов родился в крестьянской семье в деревне Заречье Макарьевкого уезда Костромской губернии в октябре 1859 года. Мальчику было всего 6 лет, когда от рук грабителей погиб его отец. Так маленький Лука остался один с матерью, Натальей Кузьминичной Зотовой. Без кормильца семья начала бедствовать, и потому мать сначала приняла решение переехать в Макарьев к родственникам, а в конце 1980-х годов – в губернский Нижний Новгород.

Информация о том, чем жила маленькая семья Зотовых в те годы, не сохранилась. Наталья Кузьминична не смогла обеспечить сыну образование, это было недешево. Добирать знания Луке Лукичу приходилось самому, и способный юноша вполне справлялся с этим. Будучи неграмотным, он не попал бы на работу в торговую лавку, где познакомился с Александром Александровичем Смеловым, у которого была небольшая торговля мебелью. Смелову шел восьмой десяток лет, а на выданье оставалась младшая дочь, девятнадцатилетняя Пелагея. Смелову хотелось не просто устроить счастье наследницы, но и передать заработанный капитал в надежные руки. Тридцатилетний Лука Лукич понравился Смелову, а дочь не отказалась выйти за Зотова замуж. Как показала жизнь, Александр Александрович в выборе зятя не ошибся.

В 1890-м году была сыграна свадьба. После кончины Александра Александровича Смелова в 1891 году наследниками его капитала стали дочь Пелагея и двое детей ее умершей к тому времени старшей сестры, Петр и Екатерина Рукавишниковы, однофамильцы известных в Нижнем Новгороде миллионеров. Лука Лукич продолжил мебельную торговлю тестя, но чем дольше он этим занимался, тем больше убеждался в том, что это дело неперспективное. Зато перспективным казалось производство цепей на фоне растущего судоходства. Зотов, посоветовавшись с семьей, решил перейти на торговлю цепями, якорями и прочей оснасткой для волжских судов.

Отдельным событием в жизни Луки Лукича стала Всероссийская художественно-промышленная выставка 1896 года, которая восхитила не только российскую, но и зарубежную публику. Для человека предприимчивого выставка была настоящим кладезем идей. Поэтому вскоре Лука Лукич сделал смелый и рискованный шаг, который круто изменил его дальнейшую жизнь и судьбу.

По воспоминаниям дочери, Марии Лукиничны Зотовой, «отец вычитал где-то в журнале, что за границей существуют специальные станции, которые испытывают цепи на крепость. Будучи человеком умным, энергичным, склонным ко всему новому, он решил завести такую станцию. Стал подыскивать помещение, узнал, что в селе Ратманиха, недалеко от города, в Балахнинском уезде по Московскому шоссе, продавали корпуса сгоревшей спичечной фабрики. Помещение ему понравилось. Три больших каменных корпуса, и цена подходящая – 4 тысячи рублей. Землю под фабрикой он арендовал у Общества крестьян Ратманихи на 99 лет».

Необходимость создания такой станции в Поволжье сложилась давно. Еще за пару десятков лет до описываемых событий, то есть в 1870-х годах, князь Федор Сергеевич Голицын (председатель Кустарного Комитета Министерства земледелия и государственных имуществ) в своем отчете о кустарной промышленности России обращал внимание правительства на крайнюю необходимость устроить в Нижнем Новгороде цепопробную станцию для придания кустарным цепям большей надежности и для поддержания самих кустарей. Хлопоты князя не увенчались успехом. Министерство отнеслось к его предложениям крайне невнимательно, а местное земство не нашло у себя достаточных средств для устройства станции. Цепное производство постепенно глохло. Кустари, не находя сбыта для своей продукции на рынке и не выдерживая конкуренции с английскими цепями, беднели.

Уже имея свое собственное производство, Зотов объехал несколько европейских стран, нашел необходимое оборудование и привез станцию в Россию. Кроме того, Зотов закупил в Европе четыре станка с электрической сваркой, что было весьма прогрессивным решением.9

И вот в 1898 году завод выдал свою первую, уже прошедшую испытание, цепную продукцию. Эта дата и стала днем рождения нового предприятия.

Как потом писал корабельный инженер Альфред Борман в техническом журнале «Материалы по судостроению» издания Бюро «Морской техник» (Санкт-Петербург, 1906 год): «Русский кустарь-крестьянин Костромской губернии, получивший все свое образование у деревенского дьячка, понял все огромное значение цепопробной станции и не побоялся истратить до 20 тысяч рублей на ее устройство. Лука Лукич Зотов, ныне гражданин города Нижнего Новгорода, положил массу труда и энергии на изучение цепного производства, объездил для этой цели всю Европу, и результатом пытливого и самобытного ума русского крестьянина является цепопробная станция, не уступающая по оборудованию своему заграничным станциям Английской торговой палаты и классификационных обществ».

16Автор этой публикации особо подчеркнул, что Зотов вызвал для проверки станции не только представителя Главного управления торгового мореплавания, но и агентов классификационных обществ: Бюро «Веритас» и германского Ллойда. Теперь Главное управление торгового мореплавания не могло не обратить внимания на благое начинание нижегородца, придало его станции официальный характер и назначило на нее правительственного инспектора. Вскоре кустари узнали об открытии испытательной станции, и в Ратманиху потянулись нескончаемые обозы, так как речники не хотели покупать не опробованные цепи. Завод был загружен работой до отказа, как по изготовлению различных цепей и якорей, так и по их испытанию. Предприятие работало без перебоев, известность его росла.

Вы наверняка обратили внимание на то, что основал завод Зотов, а в названии предприятия стояла фамилия его покойного тестя, Александра Александровича Смелова. «Почему?», – спросите вы. В семье Зотовых однозначного ответа на этот вопрос нет. В этой истории две равноправные составляющие – юридическая и нравственная. Завещая наследникам торговлю мебелью, Александр Александрович Смелов и предположить не мог, что через какие-то семь лет на базе его капитала зятем будет создано столь успешное предприятие, которое, в конечном счете, коренным образом изменило ситуацию на российском рынке цепной и якорной продукции в пользу России, выдержав жесткую конкурентную борьбу даже с английскими производителями. Лука Лукич Зотов мог с полным правом назвать созданный им новый завод собственным именем, но у него были причины поступить иначе. Памятуя, какую роль сыграл в его судьбе тесть, счел правильным дать предприятию имя только Смелова.

3_Все изменилось в 1907 году, когда вышла замуж одна из наследниц, внучка Смелова, Екатерина Рукавишникова. Ее новая семья потребовала выделить долю в наследстве. В денежном отношении доля была крупной, а свободных наличных средств у Зотова не было – весь капитал был вложен в организацию завода, новое оборудование и цепопробную станцию. Брать взаймы такие большие деньги Зотов, по-видимому, счел рискованным. На семейном совете решили, что прекрасно работающий завод придется продавать. В семейной памяти остались воспоминания, как тяжело далось Луке Лукичу такое решение, но нарушить слово, данное тестю, он не мог. В 1910 году завод был продан англичанам за 100 тысяч рублей. Вносить изменения в уже ставший известным к тому времени бренд они не стали. Завод до национализации так и оставался «Смеловским».

Надо особо отметить, что иностранцы были весьма довольны положением дел на заводе и даже предложили Луке Лукичу работать наемным директором. Зотов согласился и отдал заводу еще два года жизни. Жалованье он получал по тем временам очень большое - 600 рублей, и семья была всем обеспечена. Зотовы продолжали пользоваться заводской дачей, которую очень любили. В последний раз они были там в 1912 году, и осенью окончательно попрощались с заводом.

"Английский" дореволюционный период АО «Смеловских цепного и якорного завода и испытательной станции» требует отдельных архивных изысканий. Известно лишь, что у предприятия появилось торговое представительство в Санкт-Петербурге, а в пору рабочих забастовок завод в Ратманихе становился одним из очагов беспорядков.

В подготовке материала использованы воспоминания внучки Луки Зотова, заслуженного работника культуры РФ Ирины Леонидовны Дорожновой.

Вехи становления в советский период.
После революции 1917 года управление завода сосредоточилось в руках рабочих. Экономическое положение завода заметно улучшилось, когда в середине 1927 года Высший совет народного хозяйства РСФСР запретил ввоз из-за границы корабельных цепей диаметром до 80 мм.

Страницы бухгалтерской книги "Акционерное общество Смеловских цепного и якорного завода и испытательной станции", 1918 г.

книга1

книга2

книга3

книга4

книга9


В годы первых пятилеток производство стремительно набирало обороты, а численность работников выросла с 300 до 1000 человек. За это время были построены электросварочный, травильно-волочильный, механосборочный цеха, испытательная станция. Внедрение новой для страны технологии электрической сварки цепей коренным образом изменило характер труда рабочих и  условия производства, увеличило производительность труда, улучшило качество продукции. К 1933 году выпущено 864 тонны цепей электросварным способом. Завод имел производственный комплекс, включающий кузнечно-цепной цех с 42 горнами, кузнечно-якорный поковочный и электросварочный цеха.

14С началом Великой Отечественной войны завод перешел к выпуску военной продукции под лозунгом «Все для фронта, все для Победы!». Срочные оборонные заказы на выпуск боеприпасов, укладочных приспособлений для горной артиллерии, понтонных якорей для инженерных войск, цепей противоскольжения для автомашин были приняты в работу и выполнены за короткий период времени. Создание приспособления для механизации сборочных операций помогло увеличить выпуск цепей в 5 раз. За отличную работу по выполнению фронтовых заказов завод неоднократно получал благодарственные письма и телеграммы от командования. Таких результатов удалось достичь благодаря активной мобилизации сил и средств, самоотверженности и слаженности коллектива.

В послевоенное время Завод «Красный Якорь» постепенно становился ведущим предприятием в области цепного производства. Руководство разработало план мероприятий по наращиванию мощностей кузнечного цеха, переустройству электросварных  цепеделательных  линий, освоению новых типов цепей. В это время завод значительно увеличивает объемы производства специализированной продукции: якорные, грузовые и тяговые цепи, цепные приборы, элементы такелажа, внедряя прогрессивные автоматические линии, новую технологическую оснастку для оборудования.

131949 год знаменателен для завода запуском цепеделательной линии на выпуск 10000 тонн цепей в год калибром 22-40 мм, а так же решением о строительстве блока цехов по сварке цепей крупного диаметра. Высокомеханизированное предприятие за послевоенные годы увеличило выпуск цепей в 15 раз. С 1959 года была полностью ликвидирована ручная горновая сварка цепей. Завод успешно осуществил ряд грандиозных проектов: создание второй очереди поточно-механизированной линии по производству цепей диаметром 28-40 мм, внедрение термической обработки в электропечи, открытие нового инструментального цеха, создание трех специализированных цехов с замкнутым циклом производства: легких, средних и тяжелых цепей. Технологический цикл был усовершенствован введением бригадного метода труда. Традиция постоянного совершенствования качества продукции прочно закрепилась в жизни завода и сохранилась по сей день.

Одной из важнейших задач стало ведение активной социальной политики, направленной на улучшение жилищного положения рабочих, культурной жизни завода, благоустройство территории и внедрение производственной эстетики.

В середине 1960-х годов завод был преобразован в производственное объединение «Красный Якорь», куда вошли два филиала, расположенные в Горьковской области. Решением правительства СССР, объединение вошло в состав Минуглепрома СССР, открыв возможности наращивания производства высокопрочных цепей для конвейеров и комбайнов для горнодобывающей промышленности.

В 1991 году завод был приватизирован, создано открытое акционерное общество «Красный Якорь». В период 1992 -1995 года реализован проект по модернизации и закупке нового импортного цепесварочного оборудования, калибровочно-испытательных автоматов, изготовлению стендов для подбора пар цепей до 27 метров. За эти годы были заключены контракты с ведущими фирмами Германии, Голландии, Испании, Франции.

Сегодняшний день цепного завода.
10В 2002 году генеральным директором предприятия стал Дмитрий Барыкин, чья активная деятельность помогла предприятию преодолеть кризис, расплатиться с долгами, увеличить темпы и объемы производства, а также перевести завод на новый качественный уровень.

Продукция АО "Завод Красный Якорь» имеет постоянных потребителей среди судостроительных и судоремонтных предприятий, машиностроительных компаний, предприятий горнодобывающей отрасли, рыбодобывающих, лесозаготовительных и сельскохозяйственных предприятий, заводов по производству строительных материалов.

Предприятие является крупнейшим отечественным производителем продукции в своем сегменте. АО «Завод Красный Якорь» имеет штат численностью более 500 человек. Продукция завода сертифицирована морским и речным регистрами судоходства России, английским регистром Ллойда, Госгортехнадзором и Госстандартом РФ.